Эта история написана о ротарианце из Ротари клуба Южно-Сахалинск Мияниси-сан. Он имеет награду от Ротари Интернешнэл «Service Аbove Self»

"Название японского ресторана "Фурусато" переводится, как "Родной дом". Но для его владельца, гражданина Японии господина Мияниси Ютака родным домом давно стал Сахалин. Рассказ собкора РГ (Российской газеты) Александра Ярошенко о рестораторе, журналисте, музыканте, летчике, меценате и почетном жителе Южно-Сахалинска господине Мияниси Ютака."

 

МИЛЛИОН РОЗ ДЛЯ МИЯНИСИ ЮТАКА.

В каждый свой День рождения этот японский поданный получает десятки букетов от сахалинцев – в знак почтения и благодарности

Мальчик из японского сада
Родители Мияниси занимались выращиванием яблок в своем большом фруктовом саду неподалеку от города Саппоро. Семья была большая, по-японски патриархальная и бесконечно трудолюбивая. В детстве мама нечаянно кипятком ошпарила руки маленького Мияниси. 
- Она из-за этого всю жизнь чувствовала вину передо мной, и меня единственного из всех детей учила музыке,- говорит Мияниси Ютака.
После окончания Второй мировой войны побежденная Япония жила трудно, Мияниси решил, что самой прибыльной для него будет профессия экономиста. Поступил учиться на экономический факультет университета Хоккайдо. Вечерами бедный студент веселил ресторанную публику игрой на аккордеоне. Когда было время и вдохновение, он сам сочинял новые аккорды. После окончания университета экономист с душой музыканта пошел работать на радио, он объехал практически всю Японию.
- Мы искали народные таланты. Записывали самодеятельных музыкантов и певцов. Я у тех безмерно талантливых людей от земли очень многому научился, - вспоминает Мияниси-сан.
На дворе стояли пятидесятые годы ХХ века, и в Японии все то, что было связано с СССР, ассоциировалось исключительно с тревожным красным цветом. Японские военнопленные, возвращавшиеся из сибирских лагерей, рассказывали холодящие душу подробности.

Душа в вязаной кофте
Летом 1974 года один из друзей предложил Мияниси съездить в туристическую поездку в СССР. Японский журналист категорически отказался от этой затеи.
- Тогда казалось, что в лагерь заберут сразу после пересечения границы. Но моя жена убедила меня съездить, она нашла аргументы в пользу того, что поездка будет интересной и познавательной,- улыбаясь, вспоминает Мияниси Ютака.
В Хабаровске они с другом пробрались на кладбище японских военнопленных. Туристы из Страны восходящего солнца пребывали в полной уверенности, что оно будет заброшено. Но их изумлению не было края, когда увидели ухоженные захоронения своих земляков. А когда заметили пятерых русских женщин, которые пололи траву между могил, то просто потеряли дар речи.
- Это были простые тетки в вязаных кофтах. Они нам сказали, что приходят сюда часто. Слова одной из них меня просто потрясли. Она говорила: «Это же простые солдаты, которых просто послали умирать не понять за что»,- вспоминает Мияниси–сан.
Та встреча с русскими бабоньками на кладбище для японских солдат стала для него переломной, словно приоткрыв душу русского народа.
Между тем, жизнь подбегала к 1990 году, мягчел климат на дворе, впервые за все послевоенные годы теплоход с японскими туристами пришвартовался к сахалинском берегу. На том теплоходе был и Мияниси Ютака.
Их поселили в гостиницу, в номерах которой не было душа. Туристы ходили в общественную баню Южно-Сахалинска. Признается, что он ошалел от парной, дубового веника и ароматного чая, которым щедро поила их банщица. Говорит, что больше двадцати лет по всей России пытается найти ту волшебную траву, которая была в его первом русском чае. Но пока поиски не увенчались успехом.
Следующим большим потрясением от России для него стало посещение детского дома.
- Поразило, что дети были плохо одеты, с голодными глазами. А что такое витамины, там тогда не знали ни дети, ни взрослые, - говорит Мияниси Ютака.
У них с женой не было детей, и в душе у него саднило нереализованное чувство отцовства. Через несколько недель он вернулся в Южно-Сахалинск с коробками детского питания, лекарств и витаминов для маленьких сирот из казенного детства.

Пепельницы и мафия
Неожиданно ему поступило предложение обучать советский народ японскому сервису. Жена Мияниси владела сетью ресторанов, и понятие «сервис» было для него не чуждым.
Он стал заместителем директора одной из гостиниц Южно-Сахалинска.
- Тогда в Советском Союзе сервиса не было вообще. Для меня было настоящим шоком, когда посетители ресторана тушили сигареты прямо в тарелках. Пепельниц никто в глаза не видел, - улыбается Мияниси–сан.
Он из Японии привез коробку пепельниц и долго пытался приучить официанток менять пепельницы. Часто не выдерживал, и делал это сам, чем приводил полное изумление местную публику.
Практически все, что зарабатывал, он тратил на нужды детей из детского дома. Ему хотелось довести их до порога взрослой жизни.
Одно из первых обращений о помощи поступило ему от … сахалинской милиции, начальник которой просил помочь купить партию наручников.
Он поднял на ноги весь департамент юстиции родного Хоккайдо, и груз с «браслетами» был доставлен в Южно-Сахалинск.
1992 год. Россия молодая шаталась как пьяная баба. В гостинице, где жил и работал Мианиси Ютака, никого не боясь и не стесняясь, собиралась на сходки островная мафия. Главарь которой, однажды похлопав его по плечу, вполголоса сказал: «Я все узнал, ты помогаешь нашим детям. Живи и никого не бойся…»
В Японии их отношения с женой совсем расстроились, Мияниси все больше и больше времени проводил в Южно-Сахалинске. Однажды он, продав в Саппоро дом, вез в Россию крупную сумму денег. На которую хотел купить форму местным хоккеистам. В съемной квартире его уже ждали… Избили и отобрали все до копейки, преступников так и не нашли.
- А форму я все равно мальчишкам купил, - машет рукой Мияниси-сан.
Открыв небольшой ресторанчик японской кухни в центре островной столицы, он много лет с японским постоянством почти всю прибыль тратит на благотворительность. Сколько спортсменов экипировано, сколько поездок на различные соревнования профинансировано! А кроме того - инвалидные коляски, лекарства для детской областной больницы, деньги для местных музыкантов, артистов. Занедужившим и попавшим в тяжелую жизненную ситуацию… Проще сказать, кому он не помогал и не помогает!..

Cад его сердца
- Что остается после нас? Добрые дела и память, - философски рассуждает Мияниси–сан.
Несколько лет назад он подарил Южно-Сахалинску целую аллею сакуры. Триста саженцев этого символа своей страны он привез на Сахалин, полностью оплатив все расходы на посадку и уход. Десять лет он на свои деньги покупает все ядохимикаты для обработки деревьев.
- Из трехсот посаженых деревьев живет большая часть. Русские стали понимать, как ухаживать за сакурой, я терпеливо все эти годы объяснял все особенности ухода, - говорит МиянисиЮтака.
Две аллеи его сакуры высадили в Москве. Одну в районе ВДНХ, другую на Воробьевых горах.
- Сакура живет намного больше, чем человек, люди будут благодарить и помнить, ведь наши хорошие дела живут дольше нас, - поясняеет он.
В мае 2008 года депутаты Южно-Сахалинского Законодательного собрания единогласным решением присвоили ему звание «Почетный житель Южно-Сахалинска».
Он не скрывает, что когда узнал об этом, то в первую минуту просто не поверил, а во вторую из глаз хлынули слезы. Которые, впрочем, он и не думал скрывать.
В последний день лета Мияниси–сан отмечает день рождения. На протяжении многих лет в этот день сахалинцы незаметно оставляют у входа в его ресторан десятки букетов. От дорогущих роз до не менее душевно-дорогих ромашек.
Он признается, что у него это самый счастливый день в году.
На вопрос, как вышло, что свое сердце он оставил в России, у него есть ответ:
-Это случилось сорок лет назад на японском кладбище в Хабаровске. Все благодаря тем женщинам в вязаных кофтах…
…А еще он вечерами любит брать в руки аккордеон и играет «Миллион алых роз». Потому, говорит, что эта песня абсолютно про него.»